Был ли бетховен знаком с гайдном

Неизвестный Бетховен | | Игумен Пётр Мещеринов

У первого из них, учителя Бетховена Гайдна (прожившего, правда, 77 лет) Жизнь Бетховена, родившегося 16 декабря года в Бонне, была полна . В этот день все школы столицы Австрии были закрыты в знак траура. Поэтому интересно узнать, был ли знаком Бетховен с музыкой Баха в Гайдна. С музыкой Баха Бетховен был отлично знаком, и в. Найди ответ на свой вопрос: Был ли бетховен знаком с гайдном.

Очень важным было то, что Гайдн ввёл Бетховена в круг венского культурного и аристократического общества — ведь Бетховен не мог же просто так заявиться в какой-нибудь музыкальный салон и сказать: А перед Гайдном все двери Вены были открыты. Он снабжал Бетховена на первых порах деньгами, и вообще всячески заботился о нём — уж не говоря о том, что Бетховен стал у Гайдна учиться.

И вот на этой почве их отношения стали портиться. Очень уж они были разными по характеру. Гайдн — человек добрый, доброжелательный и сердечный, хотя и не без крестьянской хитрецы.

Но главное — обучение. Гайдн, с энтузиазмом взявшись за него, обнаружил, что в композиторской технике Бетховена зияют довольно большие провалы — от несистематического музыкального образования. Он этим с Бетховеном занимался, но ему очень скоро явно стало скучно — это всё равно, как если бы Эйнштейн обучал школьников 5-го класса средней школы курсу физики. Бетховен же, горевший желанием скорее завоевать Вену самыми лучшими музыкальными произведениями, считал, что старый Гайдн ставит ему палки в колёса и учит его плохо — в итоге Бетховен стал тайком от Гайдна параллельно заниматься у другого педагога.

В общем, тут у них были трения. Бетховен был, пожалуй, единственным человеком, кто мог вывести Гайдна из себя — такое не удавалось даже его сварливой и непереносимой жене… Занятия у Гайдна закончились в году, когда старый композитор вновь уехал на гастроли в Лондон на полтора года.

Их расставание было не безоблачным. Незадолго до отъезда Гайдна Бетховен предоставил на его суд первые свои сочинения, которые он счёл достойными выхода в свет — три Трио для фортепиано, скрипки и виолончели ор. Первые два трио Гайдн похвалил, а по поводу третьего трио, до-минор, которым особенно гордился Бетховен, высказал критические замечания и сказал, что в таком виде он бы не рекомендовал его отдавать в печать.

Однако, поостыв, Бетховен, похоже, признал, что критика Гайдна вовсе не безосновательна, и многое в произведении исправил, а через некоторое время и вообще даже переложил это Трио для струнного квинтета — и в таком виде во всяком случае, на мой взгляд эта музыка звучит гораздо. Вот фрагмент фортепианной версии — начало первой части. Иначе и быть не могло по доброте Гайдна и по внутренней честности Бетховена.

Надо сказать, что в последние свои дни Бетховен о Гайдне отзывался с благодарностью и прямо-таки с благоговением. Итак, наш герой в столице империи. Главное содержание первых лет его жизни — постоянная и упорная работа, и прежде всего усердные занятия музыкальной теорией и вообще самообразованием.

После отъезда Гайдна в Лондон Бетховен продолжал своё обучение у Антонио Сальери — вокальной композиции, и у Иоганна Георга Альбрехтсбергера — контрапункту надо тут попутно отметить, что замечательный педагог Альбрехтсбергер был тоже не совсем доволен своим учеником. Бетховен завоевал самую широкую популярность своим мастерством фортепианной игры, его импровизации вызывали всеобщий восторг. Сочинения, выходившие из-под его пера, привлекали немедленное внимание, игрались, обсуждались, широко распространялись.

Поставив перед собой амбициозную задачу — стать лучшим, Бетховен довёл до совершенства классический стиль в музыке. И тут нужно несколько слов сказать о том, что это. Классицизм — это, в той или иной форме, художественное воплощение определённых идей: Классика — это объективистский взгляд на мир и человека. Это уже романтизм начинает заниматься чувствами, эмоциями и переживаниями индивидуума; в музыке композиторов-романтиков появляется неразрешимый трагизм, неопределённость, смутность, безвыходность, противопоставление человека миру и другим людям, и.

У Шуберта всё это уже есть; классицизму же это чуждо, его идеал — радость, оптимизм, безупречность и совершенство. И здесь Бетховен дал непревзойдённые музыкальные образцы. Именно по Бетховену первого периода его творчества изучают классическую музыкальную форму. Гайдн, при том, что именно он был создателем этих форм, всякий раз придумывал что-нибудь такое, что выходило из ряда вон; у него нет одинаковых по форме сочинений, в каждом запрятан какой-нибудь сюрприз.

Причём, за исключением самых первых его композиторских опытов, это вовсе не было простым подражательством. Здесь нужно отметить ещё следующее обстоятельство. Когда я говорю о форме, то это не значит, что композитор как-то сознательно гасит свои чувства и уходит в некую музыкальную математику.

В том-то и состоит чудо классики, что в ней одно неразрывно сочетается с другим, одно выражается через другое.

  • 11 доказательств того, что Моцарт, Бетховен и Гайдн были панками своего времени
  • Бетховен. О композиторе
  • Неизвестный Бетховен

Овладев этим искусством, мастер-творец может допускать какое угодно новаторство — как это постоянно делал тот же Гайдн.

Вот пример — камерный ансамбль совершенно необычного состава: Казалось бы, несочетаемые вещи — но вот послушайте, какую красоту извлекает из этого Бетховен. К му году Бетховен, можно сказать, подошёл к пределам совершенства в овладении классическим стилем в музыке, и неким завершением этого периода его творчества явилась его Первая симфония.

Но творчество его ведь не остановилось; оно пошло дальше и стало развиваться по нескольким направлениям — и прежде всего в сторону укрупнения формы. Каждая симфония, да и прочие произведения Бетховена, становились всё масштабнее и значительнее — и не только по времени звучания, но и по содержанию. В связи с этим менялась и сама концепция музыкального классицизма. Классика — это прекрасное, соразмерное, ясное и совершенное искусство, приносящее человеку умиротворение и отдых как дар.

Добившись здесь всего, чего он хотел, Бетховен всё более и более расставляет иные акценты. Теперь красота становится уже не совсем даром. Но и отдача такого искусства совсем уже иная. А вот слова Бетховена: Видите — уже совсем другой масштаб. Это связано со всё более углубляющимся представлением Бетховена об искусстве как о деле божественном — причём не в смысле служения Богу через музыку, как это было у Баха, да и у всех композиторов вплоть до Гайдна, но в том смысле, что само по себе искусство есть нечто божественное, приобщение чему требует прямо-таки аскетического труда.

И здесь в связи с этим необходимо остановиться на религиозных взглядах Бетховена — и тут уже для советского и постсоветского сознания действительно зона полной неизвестности. Религиозность же Бетховена тесно связана с личными обстоятельствами его жизни, его болезнями и всё более и более увеличивающейся мерой человеческого страдания — что, конечно же, меняло подход Бетховена к своему творчеству. Здесь нужно представить образ жизни композитора. Он отнюдь не способствовал здоровью.

Бетховен любил обдумывать свои сочинения, гуляя на лоне природы. Ходил он быстро, почти бегал — и, разгорячённый, вернувшись домой, утолял жажду ледяной водой и устраивал в доме сквозняк, чтобы остыть. Разумеется, он простужался — и так всё время. Не очень он следил и за питанием, и за соблюдением режима дня, а врачей он упрямо не слушался.

Надо отметить тут и другое постоянно угнетавшее его обстоятельство. Бетховен очень хотел создать семью — но из этого ничего не получалось, по той причине, что, скажем так, ни одна дама не могла его выдержать. Это усугубляло житейскую неустроенность композитора. Он часто менял квартиры, потому что не только кандидатки на роль будущей жены Бетховена, но и его квартирные хозяйки долго не могли выносить его совершенно непонятный распорядок дня, необузданный характер, бытовую безалаберность и поглощённость творчеством.

Сидит, пишет, то вдруг по ночам начинает часами играть на фортепиано, потом где-то носится за городом, прибегает, варит кофе, то ничего не ест, то много ест, в комнатах не пойми что… ну вот такой был человек. Кстати, тут нужно опровергнуть миф о том, что Бетховен был пьяницей. Это никак не подтверждается документально.

11 доказательств того, что Моцарт, Бетховен и Гайдн были панками своего времени – whiptafasde.tk

Вино он пил, как и все в то время, но не более. От пьянства его предохранял горький пример отца, да к тому же Бетховен, как я уже говорил, на самом деле очень много и усердно работал — это было бы невозможно при регулярном питии. Однако же неупорядоченная холостяцкая жизнь расшатывала здоровье композитора. С середины х гг.

Кстати, ещё один миф — что у него был наследственный сифилис. Это выдумка, никакими фактами и документами это не подтверждается. А с начала х годов Бетховен с ужасом всё яснее и яснее осознавал, что он глохнет.

Вы сами можете себе представить, что это такое для музыканта. Он пережил несколько чрезвычайно тяжёлых лет, вплоть до того, что в м году он подумывал о самоубийстве. Его письма того времени полны ропота на Бога. Религиозность Бетховена подверглась здесь великому испытанию. Советская идеология представляла Бетховена как атеиста и богоборца. Он никогда таким, конечно же, не был, но, судя по всему, вопросы веры не сильно занимали его в первый период его жизни.

Бетховен на это не обиделся — стало быть, при том, что он никогда ни от кого не терпел личных выпадов, упрёк этот он тогда на рубеже х годовбудучи человеком внутренне предельно честным, принял. Трагедия же с глухотой, как я уже сказал, вызывала и прямой ропот на Бога.

И этот период уже личных, но очень сложных, полных претензий отношений с Богом длился у Бетховена довольно долго — полтора десятка лет. При этом, как мы уже говорили, Бетховен всегда считал музыку божественным искусством — но в первом периоде творчества это было неким общим знанием; а теперь Бог Сам вмешался в его жизнь — и под влиянием этого явно переформатировалось и бетховенское искусство.

Здесь мы касаемся каких-то тайн. Вот Бетховен дошёл до неких пределов совершенства музыкального классицизма. Нужно идти дальше — но куда? Да и сама претензия Бетховена на то, что через него так или иначе осуществляется некое Божие дело: Поистине, тут есть нечто библейское, что-то от Иова… В данном случае выход из своего кризиса композитор нашёл через творчество, через Божие искусство — и именно здесь коренится концепция Бетховена о прекрасном как о трудном и сложном, о пути к прекрасному как о борении и преодолении — но в конце этого преодоления человека ждёт счастье.

Бетховен считал эту симфонию самой лучшей из всех — а всего он написал, напомню девять симфоний. Послушаем фрагмент первой части. Но наряду с этой линией в творчестве Бетховена постоянно присутствовал и другой пласт — произведений всё более и более усложняющихся, всё более и более нащупывающих то самое счастье, которое Бетховен обещал как следует слушающим его музыку.

Это связано, конечно, и с внутренними процессами. XIX века композитор, видно, смирился и со своей глухотой, и с тем, что семью ему создать не удастся, и в нём стал совершаться внутренний глубокий переворот.

В это время он писал мало; но то, что он написал тогда — музыка исключительная достаточно упомянуть 7-ю и 8-ю симфонии. Это удивительно тонкое, хрупкое, нервное, конечно, сложное, но обладающее какой-то необыкновенной захватывающей притягательностью произведение — для меня, во всяком случае.

Я хочу обратить ваше внимание на окончание этого Allegro, где-то за полторы-две минуты до конца. Здесь запечатлён прямо-таки некий прорыв — как будто Бетховен, пробившись через все свои муки и страдания, схватился всем своим существом за саму суть Музыки. Восемь минут длится эта музыка, попробуйте как следует вслушаться. Переворот внутри его совершился. Он очевидно примирился с судьбой и обрёл Бога. Здесь небезынтересно отметить, что, по моему представлению, эта духовность — одного типа с гайдновской, только у Гайдна она была более патриархальной, традиционной.

У Моцарта духовность другого ряда, недаром же он искренне увлекался масонством. Отличие здесь — в значении индивидуальной религиозности. Семнадцатилетний юноша был вынужден стать главой семьи и взять на себя заботу о младших братьях. Он поступил в оркестр в качестве альтиста. Здесь ставятся итальянские, французские и немецкие оперы. Особенно сильное впечатление на юношу произвели оперы Глюка и Моцарта. В году Бетховен, желая продолжить образование, начинает посещать лекции в университете.

Как раз в это время в Бонн приходит известие о революции во Франции. Один из профессоров университета издаёт сборник стихов, воспевающих революцию. Бетховен подписывается на. Проездом из Англии в Бонне остановился Гайдн.

Он с одобрением отзывался о композиторских опытах Бетховена. Юноша решает ехать в Вену, чтобы брать уроки у прославленного композитора, так как, вернувшись из Англии, Гайдн становится ещё известнее. Осенью года Бетховен покидает Бонн. Первые десять лет в Вене — [ править править код ] Приехав в Вену, Бетховен начал занятия с Гайдном. Впоследствии утверждал, что он ничему его не научил; занятия быстро разочаровали и ученика, и учителя. Бетховен считал, что Гайдн был недостаточно внимателен к его стараниям; а Гайдна пугали не только смелые по тем временам взгляды Людвига, но и довольно мрачные мелодии, что в те годы было малораспространённым.

Однажды Гайдн написал Бетховену [12]: Вскоре Гайдн уехал в Англию и передал своего ученика известному педагогу и теоретику Альбрехтсбергеру. Уже в первые годы жизни в Вене Бетховен завоевал славу пианиста- виртуоза [14]. Его игра поразила слушателей. Бетховен в 30 лет Бетховен смело противопоставлял крайние регистры а в то время играли в основном в среднемшироко использовал педаль к ней тогда тоже обращались редкоупотреблял массивные аккордовые созвучия.

По сути, именно он создал фортепианный стиль, далёкий от изысканно-кружевной манеры клавесинистов.

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН

Бетховен также сильно выделялся своим внешним видом среди дам и кавалеров того времени. Почти всегда его находили небрежно одетым и непричёсанным. Бетховен отличался крайней резкостью.

Однажды, когда он играл в публичном месте, один из гостей начал разговаривать с дамой; Бетховен тотчас оборвал выступление и добавил [12]: И никакие извинения и уговоры не помогли. В другой раз Бетховен гостил у князя Лихновского.

Лихновский очень уважал композитора и был поклонником его музыки. Он захотел, чтобы Бетховен сыграл перед собравшимися. Лихновский стал настаивать и даже приказал выломать дверь комнаты, где заперся Бетховен.

Возмущённый композитор покинул имение и вернулся в Вену. Наутро Бетховен отправил Лихновскому письмо [11]: Тем, чем являюсь я, я обязан самому. Так, например, композитор никогда не отказывал близким друзьям в помощи. Одна из его цитат [12]: Ни один из моих друзей не должен нуждаться, пока у меня есть на кусок хлеба, если кошелёк мой пуст и я не в силах помочь тотчас же, ну что ж, мне стоит только сесть за стол и взяться за работу, и довольно скоро я помогу ему выбраться из беды.

Сочинения Бетховена начали широко издаваться и пользоваться успехом. Тереза Брунсвикверный друг и ученица Бетховена В году Бетховен начинает терять слух. По совету врачей он надолго уединяется в маленьком городке Хайлигенштадте. Однако покой и тишина не улучшают его самочувствия. Бетховен начинает понимать, что глухота неизлечима. В эти трагические дни он пишет письмо, которое впоследствии будет названо хайлигенштадтским завещанием.

Композитор рассказывает о своих переживаниях, признаётся, что был близок к самоубийству [12]: Мне казалось немыслимым покинуть свет раньше, чем я исполню всё, к чему я чувствовал себя призванным.

В Хайлигенштадте композитор приступает к работе над новой Третьей симфонией, которую назовёт Героической.

Людвиг ван Бетховен - Лунная соната

В результате глухоты Бетховена сохранились уникальные исторические документы: Случай в Теплице Однажды Бетховен и Гётегуляя вместе в Теплицевстретили находящегося там в это время императора Франца в окружении его свиты и придворных. Гёте, отойдя в сторону, склонился в глубоком поклоне, Бетховен прошёл сквозь толпу придворных, едва притронувшись к шляпе [17]. Бетховен сочиняет Шестую симфонию Когда Бетховену было 34 года, Наполеон презрел идеалы Великой французской революции и объявил себя императором.

Поэтому Бетховен отказался от намерения посвятить свою Третью симфонию ему [18]: В фортепианном творчестве собственный стиль композитора заметен уже в ранних сонатах, но в симфоническом зрелость пришла к нему позднее.